Загрузить статью

Юридическая практика №27-28 (1123-1124),09.07.2019

Автор: Александр Зубрицкий, юрист

 

Статья 20 Закона Украины «О восстановлении платежеспособности должника или признании его банкротом» (Закон) определяет основания оспаривания сделок и имущественных действий должника по распоряжению своим имуществом, совершенных в течение года до или после возбуждения дела о банкротстве, если такие сделки или действия направлены на выведение имущества из ликвидационной массы должника.

Анализ практики Верховного Суда свидетельствует, что такая сделка может быть признана судом недействительной по заявлению арбитражного управляющего или конкурсного кредитора при наличии совокупности условий: 1) имеется основание, предусмотренное частью 1 статьи 20 Закона, для определения сделки недействительной; 2) сделка совершена в «подозрительный период»; 3) заключение сделки заведомо приводит к уменьшению объема платежеспособности должника.

Основания недействительности

В рамках производства по делу о банкротстве суд может признать сделку должника недействительной при наличии хотя бы одного основания, указанного в части 1 статьи 20 Закона. Среди таких оснований — действия и сделки должника, направленные на уменьшение объема его платежеспособности путем принятия на себя обязательств на невыгодных условиях. 

Предусмотренные в Законе основания недействительности сделок являются дополнительными к общим основаниям недействительности сделок, перечисленным в статьях 203, 215 Гражданского кодекса Украины.

От оснований иска (общих или дополнительных) зависит, как будет рассматриваться спор о признании недействительной сделки — в рамках дела о банкротстве или в отдельном судебном производстве.

«Подозрительный период»

Сделка может быть признана недействительной на основании нормы части 1 статьи 20 Закона, если она совершена в  течение одного года до или после возбуждения дела о банкротстве.

Верховный Суд в постановлении от 30 января 2019 года по делу № 910/6179/17 отметил, что период времени с момента возникновения денежного обязательства у должника, в том числе при угрозе неплатежеспособности или при чрезмерной задолженности, до дня возбуждения дела о банкротстве является «подозрительным периодом». Сделки, совершенные в это время, могут навредить интересам кредиторов, касающимся обеспечения их требований активами должника.

Уменьшение объема платежеспособности

Для признания сделки должника недействительной на указанных выше основаниях суд должен установить, имеется ли в  действиях должника намерение уменьшить объем платежеспособности и уклониться от расчетов с контрагентами, в результате чего может быть нанесен ущерб кредиторам.

Верховный Суд в своих решениях отмечает, что о намерении уменьшить объем платежеспособности могут свидетельствовать следующие действия должника (в том числе, но не исключительно):

— безвозмездное отчуждение имущества (постановление от 29 января 2019 года по делу № 910/1405/14);

— отчуждение имущества по цене значительно ниже рыночной (постановление от 31 мая 2018 года по делу № 908/688/16);

— отчуждение имущества, если у должника уже существует значительная кредиторская задолженность, а его пассивы превышают активы (постановление от 30 августа 2018 года по делу № 922/719/16);

— отчуждение имущества, не направленное на достижение разумной деловой цели, а также для ограничения интересов кредиторов (постановление от 25 апреля 2018 года по делу № 922/4281/16);

— принятие должником обязательств без соответствующих имущественных действий другой стороны (постановление от 20 марта 2018 года по делу № 911/2311/13).

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, Верховный Суд в постановлении от 30 января 2019 года по делу № 910/6179/17 и постановлении от 13 февраля 2019 года по делу № 04/01/5026/1089/2011 обосновал правовую презумпцию сомнительности сделок и имущественных действий должника. Так, частью 1 статьи 20 Закона установлена правовая презумпция сомнительности сделок и имущественных действий должника, совершенных в «подозрительный период». В связи с этим любая сделка должника по отчуждению им своего имущества в указанный период может быть признана недействительной на основании части 1 статьи 20 Закона.

При этом Верховный Суд отметил, что применение судами принципа правовой презумпции сомнительности сделок непо- средственно в период конкурсного производства при исследовании сделок должника, имеющих сомнительный характер с точки зрения соответствия их честным обычаям в предпринимательской деятельности, является обязательным.

Таким образом, применение Верховным Судом принципа правовой презумпции сомнительности сделки должника, совершенной в течение одного года до открытия производства по делу о банкротстве, помогает конкурсным кредиторам и арбитражным управляющим обжаловать сделки должника, направленные на уменьшение объема платежеспособности, выведение имущества из ликвидационной массы и причинение ущерба всем кредиторам.

Новеллы Кодекса

Кодекс Украины по процедурам банкротства (Кодекс), который вводится в действие с 21 октября 2019 года, содержит весьма похожие положения о признании недействительными сделок должника в делах о банкротстве.

Общий смысл статьи 42 Кодекса отображает содержание статьи 20 Закона, однако определенные законодательные нововведения все же присутствуют.

Во-первых, Кодекс предусматривает еще два дополнительных основания для признания сделки недействительной:

— должник заключил договор с заинтересованным лицом;

— должник заключил договор дарения.

Во-вторых, с заявлением о признании сделки должника недействительной на основании статьи 42 Кодекса имеет право обратиться любой кредитор или арбитражный управляющий. Сегодня, согласно статье 20 Закона, таким правом наделен арбитражный управляющий и только конкурсный кредитор.

В-третьих, Кодекс увеличивает подозрительный период с одного до трех лет. То есть сделка может быть признана недействительной, если она была совершена должником в течение трех лет, которые предшествовали открытию производства по делу о банкротстве.

На защиту кредитора

Приведенные новеллы Кодекса в части признания недействительной сделки должника направлены на защиту прав и интересов кредиторов и создание более широких возможностей (оснований, субъектов, сроков) для возврата имущества в ликвидационную массу должника, что, конечно же, положительно отразится на эффективности удовлетворения требований кредиторов. 

При этом, несмотря на то что принцип правовой презумпции сомнительности сделки должника непосредственно в Кодексе не закреплен, как и в Законе, надеемся на устойчивость и единство правоприменительной практики по признанию недействительными сделок должника и дальнейшее применение упомянутого принципа не только Верховным Судом, но и судами нижестоящих инстанций.